Протоиерей Владимир Ключник: «Молиться нужно сердцем»



Протоиерей Владимир Ключник: «Молиться нужно сердцем»

Храмы с вековой историей – это не просто исторические объекты, это намоленные святые места. Испокон веков люди стремились не столько строить новые, сколько восстанавливать и расширять уже существующие храмы. На месте ветхих деревянных построек возводились каменные, пострадавшие от пожаров и войн церкви реставрировались…

Но сейчас, когда религия стала инструментом политики, храмы превратились в средства реализации политических амбиций. Угодные режиму отстраивают, неугодные – забывают… И они выживают лишь благодаря усилиям прихожан и финансовой помощи неравнодушных людей. 

Сегодня в серьезной реставрации нуждается и объект культурного наследия Харьковщины – храм Рождества Пресвятой Богородицы в селе Черкасские Тишки.

Об истории храма, вере, Томосе, духовном кризисе общества говорим с настоятелем церкви, протоиереем Владимиром Ключником. 

- Отец Владимир, в летописи храма с почти уже двухвековой историей должны быть интересные факты…

- Я работал с архивами, но пока удалось добыть лишь некоторые сведения. Знаю, что храм очень старый. Он был построен еще в 1830 году на средства прихожан и помещика Андрея Тихоцкого. До того в этом месте стояла деревянная церковь Рождества Пресвятой Богородицы, построенная еще в 1747 году. Храм и иконостас расписывались величайшим художником Ильей Репиным. Но в годы гонений все это было уничтожено…Старожилы рассказывают, что когда в 1930 годы храм закрыли и хотели разобрать на кирпичи, прихожане окружили его и не позволили совершить акт вандализма. Знаю, что храм служил даже во время войны. И потом, в послевоенные годы, и до наших дней службы в нем не прекращались…

Даже невоцерковленные люди, которые заходят сюда просто из интереса, ощущают всю мощь и благодать пресвятого Духа, который здесь обитает. 

Уже три года, как я поставлен в этот храм настоятелем. Все это время я пытаюсь его реставрировать. Сейчас самое главное – спасти храм. Позже надеюсь разобраться и с архивными документами, чтобы восстановить его историю.

- Наше общество все сильнее охватывает духовный кризис. Рушатся традиционные ценности. Появляются новые пороки – культ потребления, игровая зависимость, игнорирование авторитета родителей…Как можно этому противостоять?

- Давайте вспомним национальные традиции! Старшее поколение их хорошо помнит, люди чуть моложе знают по фильмам: на Руси, в дореволюционное время, слово отца было законом. За особые провинности он мог даже убить свое дитя, хоть, конечно, не имел на это права…Родителей боялись. Потому что придерживались заповеди: Чти отца и мать свою! 

Много разрушительного для духовности было сделано после 1917 года. Дали свободу, но не объяснили, как ею пользоваться. Свобода общества не означает, что можно делать то, что хочется. Сейчас много слышно о нарушениях прав и о защите прав разных злодеев: они совершили преступления, но их нужно защищать. Может, и правильно, они тоже люди. Но почему-то ничего не говорят о правах тех, кто пострадал от рук этих преступников. Общество предлагает нам извращенные формы понимания прав. Объяснить их можно. Но только тем, кто воцерковлен и понимает язык священника.

- Таких людей немного?

Приведу один факт… Как-то я служил в другой области и хотел там открыть в приходе воскресную школу. Директор пригласил меня на родительское собрание, дескать, побудете, послушаете, а потом объявите. И вот после того, как я послушал, что и как говорят, понял, что воскресную школу нужно открывать не для детей, а для их родителей. Поскольку, что бы я ни говорил детям в храме, они вернутся домой и будут, как губка, впитывать все, чем наполнено родительское сознание. А большинство сейчас молится мамоне, деньгам. Все построено на этом. Можно предать, переступить, лишь бы тебе было хорошо. Даже на исповеди люди обвиняют не себя, а всех и вся. И это передается детям.

- Способно ли государство преодолеть духовный кризис без Церкви? 

Нет, никогда. Уже есть исторический опыт. Уже пытались строить великую империю без Церкви. Что вышло?.. Нет Бога – бояться некого. Люди не понимают, что хорошо, а что плохо. Все подается в красивой упаковке, и никто не задумывается над тем, что внутри. 

Власть сейчас изобретает для людей самые заманчивые развлечения, лишь бы они не шли в храм. К Богу обращаются только тогда, когда случается горе…

- В разные периоды нашей истории интерес и тяга к религии проявлялись по-разному. В 90-е и 2000-е годы после длительного периода атеистического воспитания в стране наблюдался масштабный духовный ренессанс. Люди шли в храмы… Что Вы видите сейчас? Обращаются ли люди к вере? Или больше сосредоточены на мирском?

- Я не могу сказать, что после смены режима люди стали больше верить. И при Союзе, не смотря на гонения, верили… И я верил. Меня в школе позорили за то, что я ходил в церковь. Но делал это я потому, что знал: Бог есть.

Верующих не стало больше. В девяностые люди шли в храмы только из любопытства. Потом это стало популярным. Я спросил как-то у одного человека: зачем приглашаешь на похороны отца священника, если ни он, ни ты в Бога не верили и не верите? Он ответил: меня иначе люди не поймут. Из тех же соображений и венчаются, а спустя месяц приходят за благословением на расторжение брака…Хоть это и неправильно, но сейчас все делается в угоду человеку. 

- В последнее время больше людей идет в храм?

- Стало труднее – стали идти больше. Но опять же, из интереса. Очень много языческого осталось в понимании веры. Много предрассудков – люди спешат иконку поцеловать, свечку поставить…Я одной бабушке прямо сказал: а Вы не пробовали просто взять и Богу помолиться?

Без Церкви нет спасения. И молиться нужно сердцем. Можно вычитывать акафисты и каноны. Можно знать наизусть Псалтирь, но пользы от этого не будет. Бывает, спрашиваю: Вы готовы к причастию? – Да, я прочитал. – Но я ведь не спросил о том, читали ли Вы. А о том, простили ли Вы всех и сами прощения ли попросили. А виновны, сначала раскайтесь, а потом приходите и исповедуйтесь. 

- А кто Ваши прихожане?

- В храм идут и дети маленькие, и мужчины молодые, и пожилые люди. Приступают и к исповеди, и к причастию – и это радует. Возраст – от одного месяца до 90 лет. 

- Иногда молитва и вера творят настоящие чудеса…Были ли в Вашей жизни такие истории?

- Были…Вот, например, ходит к нам в храм один человек. Его ближайшая родственница заболела раком, уже на очень серьезной стадии определили. К церкви, и к Богу он относился, как большинство людей. Пасха, Крещение – вот и вся религия. Но благодаря молитвам и причастию он сумел помочь: рак исчез.

- Это чудо?

- Чудо – то, что мы сейчас говорим с Вами, то, что солнце встало. Чудеса происходят каждую секунду, мы их просто не замечаем. Благодати Божьей мы часто не видим, а все ропщем и ропщем.

- Украина – светская страна. И есть норма Конституции, отделяющая церковь от государства. Можно ли расценивать обращение Президента и Парламента Украины к Вселенскому патриарху о предоставлении Томоса как вмешательство в дела церкви?

- Конечно, это не дело государства. Томос приведет к еще большему расколу общества. Даже невоцерковленные люди говорят о том, что если Церковь тронут, в стране начнется хаос…

- А как Вы расцениваете идею объединения Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата и Украинской Автокефальной Православной Церкви?

- Объединение может быть только на основе покаяния. Раскол есть раскол. Существуют правила, которые не мы устанавливали. Их писали святые отцы первых Вселенских соборов. Согласно им раскольники всегда наказывались анафемой и отлучались от церкви. Даже если посмотреть на это с общечеловеческих позиций: раскол разрушает церковное сознание. 

- По данным некоторых СМИ капелланов от Украинской православной церкви Московского патриархата на линии АТО нет, хотя никаких ограничений относительно этой конфессии не вводилось. Правда ли это?

- Правда. Мы хотели пойти, но нас объявили сепаратистами, сказали, что мы будем разлагать воинов… Это больно и несправедливо. Миссия капелланов – не с автоматом бегать, а человека утешить, поддержать и вдохновить на подвиг. Чего люди боятся больше всего? Смерти. Если с человеком правильно работает священник, он ничего не боится. 

- Что может нас объединить? 

- Вера. Человека, который далеко от Бога, лукавый не трогает. Он уже с лукавым. Часто слышу: батюшка, почему как только я начал ходить в храм, на меня стали сыпаться разные беды? Бог никогда не даст человеку креста, который он не понесет. Это испытание веры. 

- Помимо служения, ведете ли Вы какую-то социальную работу?

- Была в приходе воскресная школа, сейчас ее временно закрыли. Нет помещения. Отреставрируем храм, тогда и возобновим занятия. У меня очень много планов. Архивы поднять, разобраться с историей. Стоят около храма два дубовых креста. Кто похоронен – неизвестно. Спрашивал у старожилов – не знают. А ведь просто так рядом с храмом никогда никого не хоронили. Значит, это могилы выдающихся людей. Когда забор устанавливали и ямы для фонарных столбов рыли, обнаружили множество человеческих останков. Кто были эти люди? Говорят, фашисты расстреливали здесь наших земляков в яру. И на этот страшный факт нужно пролить свет…И установить во дворе храма поклонный крест, чтобы почтить память всех захороненных в этом месте людей.


  Следите за нами в Telegram  



  •   22-05-2018, 12:22
  •   Fact-bot
  •   184

ОСТАННЄ
НОВИНИ
Завантажуємо курси валют від minfin.com.ua
РЕКЛАМА
Armadatour Ani Lady Shop