Контракт на пять миллиардов гривен под угрозой срыва! – заявил директор «Турбоатома» Субботин


Даже в нынешней сверхсложной ситуации мирового экономического кризиса флагман энергомашиностроения Украины харьковский «Турбоатом» удерживает лидерские позиции, выигрывая тендеры у признанных игроков энергорынка Европы и Азии, и завершает каждый год с многомиллионными доходами. Основные заказчики завода – ГП НАЭК «Энергоатом» (22% в общем объеме реализации продукции в 2021 году) и ЗАО «Укргидроэнерго» (40%). По условиям заключенных договоров, на сегодня сумма задолженности НАЭК «Энергоатом» перед «Турбоатомом» составляет 839,4 миллиона гривен, сумма выставленных счетов ЗАО «Укргидроэнерго» – 196,4 миллиона гривен. Турбоатом стабильно производит оборудование для реконструкции украинских электростанций.

Однако выполнение крупнейших заказов ЗАО «Укргидроэнерго» по финансированию Европейского банка реконструкции и развития и Европейского инвестиционного банка на сумму контрактов 5 639 405 тысяч гривен оказалось под угрозой. По просьбе руководства «Турбоатома» к решению проблемы подключились профильные министерства и ведомства, и это направление работы взял под свой контроль премьер-министр Денис Шмыгаль. Сейчас рассматривают различные пути исправления ситуации и предлагают варианты.

О своем видении выхода из практически тупика в интервью «Урядовому кур'єру» рассказал генерального директор АО «Турбоатом» Виктор Субботин.

- Виктор Георгиевич, в чем причины угрозы срыва выполнения контрактов с ЗАО «Укргидроэнерго»?
- Причина здесь одна: фактическая остановка нашего подрядчика ГП «Завод «Электротяжмаш», которое лихорадит уже длительное время и которое не способно самостоятельно и своевременно выполнить взятые на себя обязательства по производству генераторов по заключенным контрактам. Поэтому из-за остановки «Электротяжмаша» у нас, к сожалению, тоже возникают большие проблемы. Ведь из общей суммы на нашего субподрядчика «Электротяжмаш» приходится 1,8 миллиарда. Так вот, «Электротяжмаш» отгрузил лишь половину на сумму 0,98 миллиарда гривен и остановился. Дело в том, что, по условиям контракта, «Турбоатом» как генеральный подрядчик и главный партнер должен обеспечить полноту реализации контракта. И это вполне закономерно, ведь электростанцию на одних турбинах без генераторов невозможно ввести в эксплуатацию. Тендер проводило «Укргидроэнерго» по правилам ЕБРР. Это международный тендер, где мы боролись, и для производства генераторов взяли на подряд «Электротяжмаш». Теперь он не может отгрузить нам генераторы, и мы не можем отгрузить комплектную поставку турбина-генератор. Турбинное оборудование у нас на заводе, но без генераторов выполнить монтаж и пуско-наладку, ввести в эксплуатацию агрегаты, которые являются частью контрактов, и получить средства мы не в состоянии.

- Какие последствия для вашего предприятия и для Украины могут иметь нарушения сроков поставки или невыполнения контракта?
- Ответственность за срыв сроков поставки лежит на нас, ведь мы главный партнер и сторона договора. Бесспорно, могут быть штрафные санкции. По каждому конкретному контракту – от 30 до 170 000 евро в неделю, но не более 10% суммы контракта. То есть 564 миллиона гривен – максимально возможная сумма штрафных санкций, которую «Укргидроэнерго» может предъявить «Турбоатому», а решение об этом принимает ЕБРР. Поскольку он финансирует, это его право.
Критическая ситуация на «Электротяжмаше» возникла в конце прошлого года, и мы с нашим заказчиком «Укргидроэнерго» только в ноябре 2020-го утвердили новые сроки поставок, но в апреле 2021 стало понятно, что они фактически сорваны. Чтобы снова скорректировать сроки поставок, необходимо пройти долгую и сложную процедуру, на которую нет времени. Да и удастся ли это сделать – вопрос. А срыв контрактов, кроме финансовых убытков, – это еще и потеря имиджа завода и страны, которые восстановить труднее, чем покрыть штрафные санкции, потому что нарушение сроков выполнения соглашений приведет к внесению нас в список неблагонадежных производителей, сделает невозможным участие предприятий в международных тендерах.

- Виктор Георгиевич, возможно ли на этом этапе реализации контракта изменить подрядчика?
- Такое предложение – найти нового подрядчика – высказывал и ЕБРР. Но этот шаг не слишком простой и приведет к окончательному закрытию производства генераторов в Украине. Государство недополучит в бюджет средства на реализацию контрактов, ведь мы – государственные предприятия и частично также потеряем свою нишу на мировом энергорынке. Поэтому пытаемся найти решение этих проблем благодаря внутренним резервам. Обращаемся с предложениями в Фонд госимущества как орган управления и «Турбоатома», и «Электротяжмаша», в Кабинет министров к премьер-министру и в Министерство экономики, то есть в те органы, которые управляют и координируют работу государственных компаний. Наше предложение прозвучало впервые 13 августа 2020 года во время визита премьер-министра к нам на завод. Мы демонстрировали наши возможности, в частности, докладывали о ситуации по выполнению контракта за деньги ЕБРР, потому что тогда появлялись проблемы с «Электротяжмашем», и мы понимали, что они будут иметь сверхсерьезный характер, по сути, необратимый. Тогда на совещании я предложил премьер-министру вариант поддержки «Электротяжмаша» силами «Турбоатома». То есть чтобы мы часть работы подрядчика взяли на себя и изготавливали определенные узлы и детали генераторов, чтобы «Электротяжмаш» через нас выполнил свои обязательства перед ЕБРР. Премьер одобрил нашу идею. По итогам визита премьер-министра было издано распоряжение и поставлена задача Минэкономики, Минэнерго, Фонда госимущества для возможной координации более тесной кооперации между «Турбоатомом» и «Электротяжмашем» для общего производства генераторов. Однако эти указания пока не выполнены. Если бы в прошлом году мы все дружно взялись и выполняли поручения премьера, то ситуация сейчас не была бы столь критичной.

- Насколько известно, продолжается поиск путей решения гордиевого узла вокруг контрактов «Турбоатома» с «Укргидроэнерго». Глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко предлагает объединить в одну цепь «Турбоатом», «Электротяжмаш» и проектный институт «Энергопроект». Как относитесь к этой идее?
- Внимательно прочитал предложения главы фонда, которые касаются наших предприятий энергомашиностроения. Фактически «Турбоатом», «Электротяжмаш» и институт «Энергопроект» находятся в едином органе управления – Фонде госимущества. Доли государства в каждом из наших предприятий достигают более 50%. И нашу работу координируют органы управления, что само по себе очень положительно: мы стали работать достаточно тесно, в частности, «Турбоатом» и «Электротяжмаш». Касательно возможного объединения наших предприятий с институтом «Энергопроект»: на мой взгляд, делать это нецелесообразно, поскольку мировая практика доказывает конфликт интересов в любом деловом или производственном процессе. Так вот, мировая практика однозначно зафиксировала разделение труда в создании новых энергетических мощностей. Энергопроектные институты во всем мире всегда выступают на стороне заказчика, поскольку они на него работают, предлагая и разрабатывая его пожелания. Пожелания затем закладывают в тендерные условия, и в эти тендеры приходят подрядчики, предлагают свои услуги. Не может проектная организация и в перспективе подрядная организация быть в одном холдинге, поскольку возникает конфликт интересов. Объединение «Турбоатома» и «Электротяжмаша» в вертикально интегрированную структуру, безусловно, имеет смысл, и я неоднократно высказывался о перспективе такой совместной работы. При условии, конечно, что «Электротяжмаш», учитывая нынешние простой и сложное финансовое положение, сможет восстановить свои позиции и заработать на полную мощность, по крайней мере, в производстве генераторов.

- А какой вариант решения проблемы считаете оптимальным и наиболее эффективным и оперативным?
- На мой взгляд, необходимо восстановить историческую справедливость с учетом рыночных реалий. Нужно вернуть генераторное производство под ответственность «Турбоатома», поскольку у нас единая комплектная поставка на одного заказчика. Кстати, «Турбоатом» в 1934 году был построен как турбогенераторный завод. И турбины, и генераторы изготавливали в наших заводских цехах, а с 1947 производство генераторов начали на новом «Электротяжмаше». В этом контексте должен заметить, что турбогенераторные фирмы всего мира, в том числе наши конкуренты «Альстом», «Сименс», «Дженерал Электрик», китайские, японские турбиногенераторные предприятия, именно так организованы. Но сегодня как один из вариантов возможным решением, которое поможет снять напряжение и в проблеме выполнения контрактов с финансированием ЕБРР, может быть передача в концессию «Турбоатома» отдельного производства генераторов «Электротяжмаша». С таким предложением мы обратились в Кабинет министров.
Надо передать конструкторскую, технологическую документацию, оборудование, и мы будем производить генераторы под маркой «Электротяжмаша». Концессия – это не потеря собственности. Она может длиться от 5 до 50 лет. В нашей ситуации предлагаем концессию на 5 лет. За это время мы выполним пять контрактов. За «Электротяжмашем» сохраняется торговая марка, рынки сбыта. Мы примем на работу людей, которые выполняют определенные функции на «Электротяжмаше», и так сможем снять социальное напряжение, которое там доходит до забастовок из-за невыплаты зарплат. Это даст «Электротяжмашу» возможность подтянуть производство тяговых двигателей и решить вопрос с кредиторами. Ведь других крупных контрактов на «Электротяжмаше» по поризводству генераторов сейчас нет. Так сложилось, что «Электротяжмаш» загружен исключительно производством генераторов под наши совместные контракты, где заказчиком выступает «Укргидроэнерго».
По материалам сайта: STATUS QUO


  Следите за нами в Telegram  




ОСТАННЄ
НОВИНИ
Завантажуємо курси валют від minfin.com.ua
РЕКЛАМА
диквл Ani Lady Shop