Детский омбудсмен Кулеба обратился в полицию из-за съемок младенцев из украинских детдомов в скандальном российском фильме


Несколько дней назад в интернете разгорелся нешуточный скандал вокруг фильма «Дау. Дегенерация» российского режиссера Ильи Хржановского, в съемках которого принимали участие младенцы из украинских детских домов. Дело дошло до того, что уполномоченный Президента Украины по правам детей Николай Кулеба обратился в полицию для выяснения обстоятельств. 

Так, 20 апреля эксперт по детской нейропсихологии Елена Самойленко привлекла внимание общественности к сценам фильма, где происходит насилия над детьми.


«В течение последних двух лет я днем и ночью учу детскую нейропсихологию, детские рефлексы и паттерны поведения. Я еще не специалистка, но хорошо разбираюсь в теории.

В моей ленте многие специалисты и специалистки по раннему развитию и дефектологии. Мы знаем, а зрители фильма «Дегенерация» могут не знать, что дети не плачут просто так.

Они плачут, когда голодно, больно, пространство вокруг кажется угрожающим, когда страшно. Они уверены, если раздражитель не исчезнет - то они умрут. Это глобальный страх, который помогает человеку выживать и звать на помощь.

И тогда ребенок зовет мать, отца или близких взрослых. Потому что амигдала ему сигналит: «Бей! Беги!», но ии бить, ни бежать он не может. Бить/бежать определенное время за ребенка должны родители. Это не лишняя нежность - а принцип выращивания людей», - написала Елена Самойленко на своей странице в Facebook.

Эксперт по детской нейропсихологии рассказала про эксперимент Томаса Берри Бразелтона – исследователя поведения новорожденных, профессора педиатрии Гарвардской медицинской школы, который в семидесятых развенчал метод «контролируемого плача». Метод был дьявольски популярным и утверждал, что надо дать ребенку наплакаться, не приучать к рукам, формировать независимость. В исследовании Бразелтона ставился вопрос: «Могут ли дети чувствовать отчаяние или депрессию?». В процессе эксперимента младенцы плакали и просили реакции родителей. Когда родители не реагировали, дети плакали громче. Когда плакать уже не получалось физически, дети затихали, прекращали искать эмоционального отклика. Затем набирались сил и повторяли все с новыми интонациями. После нескольких попыток красные от крика дети переставали ждать помощи и начинали ждать смерти. Они не могут сами себя успокоить и объяснить, что ситуация не столь критична, как им кажется. Примерно отсюда растут теории привязанности, сенсорные дефициты и страхи сепарации.

«Нельзя так просто взять и ударить по младенцу опытом фрустрации, думая, что ничего не будет. Нельзя заставлять детей долго кричать в кадре даже с разрешения родителей, ведь родители могут не знать нюансов детской нейропсихологии и неврологии. А потом – ху*к - почему малыш в 4 года писает в штаны, почему кроха коряво говорит, почему ребята ножки утятам режут. (Это киногипербола, да, да.) Важно понимать, что у младенца нет тестовых или каких-то неважных периодов. Нельзя пользоваться ими с целью искусства, руководствуясь тем, что ребенок был "в неосознанности» и не сказал нет!», - заверила Самойленко.

Эксперт по детской нейропсихологии добавила, что не стоит лепить на младенцев бутафорские или настоящие электроды, чтобы показать, что Советский Союз - это плохая мода.

Самойленко заявила, что в сцене с младенцами тяжелые чувства героев-младенцев передавались через настоящие чувства «актеров-младенцев», которые не могли долго смотреть в камеру и «дать знак оператору, не могут больше сниматься». Она отметила, что на таких съемочных площадках должны быть не только родители, но и представители службы по делам детей, педиатр, детский невролог. 

«Здесь не вопрос цензуры и зашоренности. Это права обычного человека. Они существуют даже если человек их не понимает. Да, вы можете привести мне кучу кинопримеров, где дети плачут. Но я тут проверила ограничения по новорожденным в современной киноиндустрии. Там все строго: в некоторых странах просто запрещено снимать новорожденных до определенного возраста, где-то съемки не могут длиться больше 20 минут, где-то ребенка должен сопровождать отдельный социальный работник, etc.», - отметила Самойленко.


Через некоторое время Елена Самойленко выложила второй пост на эту тему. В нем она заявила, что сцена с младенцами показалась ей насильственной по двум причинам. Во-первых, потому что дети не могли отказаться от съемок в момент, не могли сказать, что им не нравится окружение. Они плакали, а взрослые их не успокаивали. Это могло спровоцировать депрессию, фрустрацию и страх смерти у ребенка. Во-вторых, там, где им было нужно съемочная группа ДАУ прибегала к бутафорским элементам, гриму, состариванию и т.д., однако младенцев решили взять настоящих.


«Надо ли было нарушать права ребенка ради искусства во времена существования CGI, реалистичных кукол и возможностей монтажных программ? В комментариях сотрудница проекта призналась, что это были дети-сироты, на площадке их сопровождали соцработники (вероятно, рабочие детского дома). И по мнению съемочной команды дети не пострадали. Наоборот, им сделали ЭЭГ по назначению врача. ЭЭГ - это диагностическая процедура по выявлению эпилептических состояний. Получается, что каст проекта ДАУ, использовал детей-сирот с согласия их опекунов (это обычно один директор детдома для всех) чтобы снять в фильме, где детей раздевают, подключают к головам фиксирующие электроды, подвергают эмоциональному и психологическому насилию», - написала Самойленко.

Также она заявила, что некоторые люди, задействованные в проекте, на условиях анонимности рассказали, что мальчик, который играл сына главных героев тоже из детского дома. Якобы, ребенка взяли, он пожил на проекте «в семье», а затем его вернули в детдом. Эксперт по детской нейропсихологии отметила, что, если детям в сцене «Дегенерации» был назначен ЭЭГ, гипотетически, в них могли подозревать эпилепсию. Для таких детей стимуляция светом, стресс, истерика, повышенный пульс и частота дыхания могут стать провоцирующим фактором и вызвать приступ.

«Получилось так, что в Украине граждане другой страны могут прийти в детдом и набрать младенцев на съемку в кино. Снимать их в любых условиях и любом виде, объективировать, проводить медицинские вмешательства. И все это с согласия одного опекуна. Никто защитить права сирот на том съемочной площадке не мог. Это плохой прецедент с использованием детского труда и незащищенностью сирот. Нам нужно новое законодательство по съемке детей. Там должны быть определены возрастные аспекты: с какого возраста можно снимать детей, чтобы не нанести им вреда. В любую съемку, где присутствуют дети должны быть привлечены службы по делам ребенка. Или правозащитники, детские психологи, которые гарантированно будут на стороне ребенка. Надо четко определить возможное время пребывания ребенка на площадке. Решен вопрос съемки обнаженных несовершеннолетних», - считает Самойленко.


В то же время на ситуацию обратил внимание и уполномоченный Президента Украины по правам детей Николай Кулеба. На своей странице в Facebook он заявил о том, что достоверность этих фактов, а также то, кто разрешил использование детей должна расследовать полиция.

«В сети появилась информация и кадры по использованию детей в съемках фильма «Дау. Дегенерация». По полученной предварительно информации в съемках использовали детей из дома ребенка. В кадрах - дети. Это дети, для которых участие в таких съемках может быть травмой на всю жизнь! Есть также и другие факты, требующие подтверждения. Вероятность этих фактов, а также то, кто разрешил использование детей должна расследовать полиция, к которой я уже обратился с соответствующим запросом. Если кто-то из вас владеет любой информацией о ситуации - напишите мне в личные сообщения», - написал Кулеба. 


Следует отметить, что украинцы также были возмущены сценами кинофильма, в которых принимали участие младенцы. Свои комментарии они оставляли под постами Елены Самойленко и Николая Кулебы.

«Что за ужасы, как так можно с младенцами?! Это снимал человек с психическими расстройствами, которого надо изолировать от общества и всех, кто к этому причастен!».

«Что за жестокость такая, зачем так».

«Как можно было допустить это? Что же тогда говорить о незаконных съемках, если такой ужасный пример для компаний, которые занимаются съемками фильмов. Нелюди!!!!!!».

«Второй день перечитываю все это и волосы дыбом. Все, что касается детей - у меня срывает планку. Это какой-то треш на уровни властей, которые позволили этому уроду такое снимать».

«Надеюсь, каждое из причастных к этому действу двуногое животное будет наказано. Максимально быстро и очень больно».

«Скажите как????? Как так можно...??? Это даже в голове не укладывается .... Злость, слезы, отчаяние».

«Ужас! Я мама троих детей и мне противно, что существуют такие животные. Просто на глазах слезы от всего трех фото, а "это уродливое видео" фильмом не назову, это не произведение искусства! Снимали на заказ больных, одержимого извращенца - наказать виновных и всех причастных 100%!!!».

«Сажать всех пожизненно кто снимал и автора, и актёров, которые снялись в фильме, всех к криминальной ответственности и не брать ни в какие фильмы и театры.  Как они будут смотреть своим крохам в глаза, твари!!!!!!».


Для справки:

Проект россиянина Хржановского «ДАУ» стал скандальным еще до начала показа. Как сообщают многие СМИ, сцены насилия и секса, которые были созданы для него, в основном настоящие. Режиссера даже обвиняли в нечеловеческом отношении к участникам, а сама лента стала смесью реалити-шоу, игрового и документального кино.

По информации ВВС, основные съемки фильма проходили в Харькове, специально для них Хржановский построил на территории заброшенного стадиона институт. Харьков был выбран для съемок не случайно: в 1930-х годах советский физик Лев Ландау пять лет проработал в Украинском физико-техническом институте (УФТИ). Кроме того, Харьков сохранил характерный для эпохи конструктивизм и подходил для съемок гораздо больше, чем Москва.

Построенный режиссером институт был не декорацией и не выгороженным в привычном для кино стиле павильон. Эта было реальное советское научное учреждение - с реальными учеными, реальными экспериментами, реальными квартирами и общежитиями, в которых жили специалисты и обслуживающий персонал: охрана, буфетчики, дворники и милиционеры. Люди получали зарплату в советских рублях, тратили ее в столовой с советскими продуктами и напитками. Ни один предмет из быта XXI века - вплоть до нижнего белья - на территории Института не допускался. За употребление слов и понятий, не имевших отношения ко времени действия, любой участник съемочного процесса штрафовался. Издавалась институтская газета, проводились партийные и профсоюзные собрания, функционировал Первый отдел, составленный из бывших сотрудников КГБ и выполнявший свойственную ему работу - пристально следил за неукоснительным соблюдением дисциплины и следованием идеологии, строго, грубо и иногда жестоко наказывал нарушителей и склонял сотрудников к стукачеству.




  Следите за нами в Telegram  



  •   22-04-2020, 17:30
  •   Alina
  •   228

ОСТАННЄ
НОВИНИ
Завантажуємо курси валют від minfin.com.ua
РЕКЛАМА
Armadatour Ani Lady Shop